РУССКИЙENGLISH
Пресс-центр

Наш «второй Сталинград»

Автор: Геннадий Муравьёв

В декабре 2004 года исполнится 30 лет со дня пуска первых гидроагрегатов Усть-Илимской ГЭС

«5 декабря 1962 года на вершине Толстого мыса был поднят красный флаг; над застывшей Ангарой прогремел троекратный ружейный салют – символ начала строительства Усть-Илимской ГЭС.»

Из воспоминаний строителя-первопроходца Иннокентия Перетолчина.

Со дня прогремевшего над Ангарой салюта прошло одиннадцать напряжённых, тернистых лет. Строители и монтажники легендарного «Братскгэсстроя», руководители дирекции ГЭС, «Иркутскэнерго» подступили к преодолению тяжелейшего 1974-ого года, вошедшего в историю как год пуска и включения под нагрузку первых гидроагрегатов Усть-Илимской ГЭС.
С приближением времени пуска всё более и более возрастали переживания и волнения тех, кто был непосредственно причастен к этому ответственному событию. Помню, в одну из «невыносимых» минут, кто-то из монтажников обмолвился: «не оказаться бы нам в плену наших собственных повышенных обязательств».
Я понял, что от чрезмерной нагрузки смятение пронизывало не только нас – эксплуатационников, но и строителей, и монтажников. Однако, об отступлении не было и речи; недаром, на строительной площадке 1974-ый год негласно был назван «временем второго Сталинграда».

Иван Иванович Наймушин, руководство Управления строительства Усть-Илимской ГЭС направляли все имеющиеся силы на скорейший ввод в действие первых агрегатов гидростанции, так как именно в этом на данном этапе заключался наибольший народнохозяйственный экономический эффект.

Однако, на строительстве не всё шло гладко: наблюдались серьёзные срывы в наращивании темпов укладки бетона в тело плотины; «сопротивлялись» автомобилисты, не веря тому, что бетоновозных машин недостаточно, водителей этих машин мучило неудовлетворительное состояние дорог; «дёргали» стройку бетонные заводы.

Организация работ, ход строительства ГЭС серьёзно пересматривались. Возникали проблемы на строящемся гидроузле.
19 мая 1974 года на плотине вспыхнул пожар: загорелась деревянная опалубка, огонь охватил площадь в несколько десятков тысяч квадратных метров. Местное радио известило усть-илимцев о беде, и многие ринулись в котлован, на плотину. Более трёх тысяч человек образовали цепь, по которой передавались тысячи вёдер, наполненных водой. В ликвидации пожара приняли активное участие и энергетики-эксплуатационники: Исаак Зельманович Баглейбтер, Олег Иванович Панкратов, Григорий Аронович Тульчинский, Александр Витальевич Беломоин, главный инженер ГЭС Евгений Иванович Гвоздев, которые вместе с монтажниками и строителями организовали защиту от огня уже смонтированного и подготовленного к монтажу энергооборудования.

Со стороны островов «Лосята» подоспели катера с мощными насосами, пожар был потушен, но моральный удар был серьёзный.
Сейчас, спустя почти 30 лет, меня удивляет сила воли строителей, их одержимость, непоколебимость, уверенность в том, что достигнут успеха. В этот год строители, монтажники, энергетики-эксплуатационники показали свою коллективистскую несокрушимость. Ведь уже через несколько дней была возобновлена укладка бетона, словно этого ужасного пожара и не было.

Бригада Героя Социалистического труда Михаила Михайловича Васильева работала в четыре смены, одно звено сменяло другое, а если надо было, то люди и далее оставались на своих рабочих местах, чтобы продолжить укладку бетона. Каждый строитель, от руководителя до рабочего, был глубоко пронизан сознанием того, чтобы не потерять ни одной минуты, ни одного часа. В этот период достигнута рекордная выработка по укладке бетона. М.М. Васильев вспоминает: «несмотря на непрерывную работу, на огромный приём бетона, мы едва успевали «убегать» от быстро поднимающегося уровня воды в верхнем бьефе ГЭС».

В тот год началось интенсивное заполнение водохранилища.
В августе 1974 года в Усть-Илимск прибыла делегация из США, которой было разрешено посмотреть строительство Усть-Илимского гидроузла. Американцы, конечно, знали, что мы готовимся пустить сразу три гидроагрегата. Особенно заинтересованно они осмотрели пусковой комплекс: монтируемые три гидроагрегата гости буквально «проползли» сверху донизу и наоборот. Надо заметить, что кратер третьего гидроагрегата в это время был ещё вообще пуст, так как турбинное колесо не успели доставить с Ленинградского металлического завода, а везли его из Ленинграда Северным морским путём.

Осмотрев и неторопливо посоветовавшись между собой, американские энергетики спросили у главного инженера «Братскгэсстроя» Козярского Юрия Константиновича и главного инженера ГЭС Гвоздева Евгения Ивановича:

– Когда вы думаете включить в работу гидроагрегаты?
Козярский Ю.К. спокойно посмотрел на Гвоздева Е.И., тот твёрдо ответил:

– В декабре этого года включим все три.

Я уверен, что энергетики из США были наслышаны о Гвоздеве Е.И. как о талантливом, опытном инженере и организаторе, поэтому трудно было им не поверить ему, однако, после длительной паузы мягко возразили:

– При нынешнем состоянии гидроагрегатов и гидроузла мы сомневаемся, что пуск возможен в декабре.
Да, действительно, в августе 1974-ого трудно было поверить, что за пять месяцев мы справимся, казалось бы, с невыполнимой задачей.
Напорные водоводы были смонтированы на одну треть и были «ощетинены» кольцевой арматурой, к их бетонированию от нижней бетоновозной эстакады ещё не приступали. Монтаж закладных частей спиральных камер и затворов отсасывающих труб только-только начинался, а водоприёмник был ещё в чертежах. Гидротехнический бетон («гребень» плотины) подняли лишь до отметки «240», а пусковая схема была запроектирована не ниже «270». На площадке открытого распределительного устройства 220 – 500 киловольт ещё и «конь не валялся» – до начала монтажа электрооборудования, казалось, было далеко. Здания ГЭС не было, монтаж гидроагрегатов выполняли под временным шатром. Люди бригады знаменитого А. Басова, «не разгибаясь», круглые сутки монтировали первый гидроагрегат.

По верхней бетоновозной эстакаде нескончаемой вереницей двигались огромные самосвалы: шёл «большой бетон».
На гребне плотины начали устанавливать временные эстакады для гидроподъёмников.

Сейчас с высоты почти 30-ти летней давности, мне не верится, что перед моими глазами держалась такая огромная, живая строительная панорама! Шёл настоящий штурм!
Дневали и ночевали на ГЭС электрики-наладчики и специалисты электротехнической лаборатории, руководимой Тульчинским Григорием Ароновичем, прибывшим на Усть-Илимскую ГЭС с Братской. Проблем у них возникало много, а всплывали они потому, что блочные силовые трансформаторы поступили с завода-изготовителя некомплектно, из трёх трансформаторов удалось подготовить ко времени пуска только один. Не поступили также генераторные выключатели. Всё это «свалилось в одну кучу», и волей-неволей пусковую электрическую схему пришлось срочно пересмотреть; заново разработать и вычертить десятки чертежей, подготовить множество пояснительных записок, на что уходило чрезвычайно много времени, сил и нервов.

Руководил подготовкой пускового комплекса ГЭС штаб стройки, главную роль в котором на этом этапе играл главный инженер ГЭС Гвоздев Е.И. Талантливый, опытный инженер, руководитель с глубоким чувством ответственности, прошедший школу Куйбышевской, Братской и Красноярской гидроэлектростанций. Интеллигентный, порядочный человек – он вызывал у многих глубокую симпатию и уважение. Е.И. Гвоздев отлично знал состояние дел на каждом участке стройки, он знал и всех строителей.
В эту ответственную пору ему активно, много помогал отряд опытных, грамотных инженеров-эксплуатационников, прибывших с разных гидростанций и других энергопредприятий России: И.З. Баглейбтер, В.Н. Дякин, Г.А. Тульчинский, Б.Б. Галицкий, Г.З. Баглейбтер, А.М. Головнин, Ю.В. Седых, П.Д. Поплаухин, О.В. Князев, П.А. Непомнящих, Г.Л. Наумов, Ю.В. Суханов, О.И. Панкратов, А.М. Гонтарук, М.П. Каторгин, В.М. Романов, Г.С. Светличная и многие другие. Все они с Гвоздевым были в одной упряжке.

Евгений Иванович многие ответственные мероприятия, не требующие крупных материальных затрат, стремился выполнить заранее, чтобы опередить события. Вспоминаю, в начале сентября он вызвал к себе в кабинет начальника ПТО Исаака Зельмановича Баглейбтера, заместителя начальника электроцеха по эксплуатации Бориса Борисовича Галицкого и меня, и сразу же, без каких-либо вступлений, сказал:

– Приближается время, когда наша работа чрезвычайно усложнится, так как рядом с работающим оборудованием будут продолжать своё дело строители и монтажники, поэтому прошу немедленно приступить к разработке эксплуатационной зоны, к пуску гидроагрегатов её должны знать все. Если мы сейчас на это закроем глаза, – продолжил главный инженер, – до беды рукой подать.
В паре с Гвоздевым Е.И. очень много трудился директор ГЭС Юсим Пётр Моисеевич; они были разные по характеру, но оба обладали глубоким чувством ответственности за порученное дело, оба требовательно и уважительно относились к подчинённым людям. Вот как отзывается о них Герой Социалистического труда Михаил Михайлович Васильев: «Два руководителя, два грамотных инженера, они были похожи друг на друга своим отношением к делу, которое они хорошо умели делать. Я всегда с глубоким уважением относился к этим скромным и порядочным руководителям».
В предпусковой горячий период в штаб стройки влились: «Усть-Илимская Правда», руководимая Волковым Николаем Тихоновичем; радио-организатор Дмитриева Галина Федоровна, которая сейчас трудится ответсекретарём «Усть-Илимской Правды»; «Голос энергетика», возглавляемый тогда автором этой статьи. Они оперативно откликались на острые сигналы штаба.
Напряжение строителей, монтажников, наладчиков, эксплуатационников, представителей проектных институтов, заводов-изготовителей, журналистов слилось в один мощный сгусток энергии, направленный на включение под нагрузку трёх гидроагрегатов.

В декабре 1974-ого строительно-монтажная атмосфера на гидростанции накалилась до предела, в добавок к этому ударил жестокий мороз (50?-56?). Монтажники, наладчики, эксплуатационники на открытом распределительном устройстве 220 – 500 киловольт работали переменно, звеньями по 10-15 минут, более не выдерживали. Казалось, что вот-вот какой-то важный участок не выдержит, лопнет, рухнет.

Но выдержали! Выдержали!

29-ого декабря 1974 года три гидроагрегата включили в энергосистему под нагрузку!

Накануне Нового года Евгений Иванович Гвоздев встретился со строителями и монтажниками у работающего первого гидроагрегата и радостно воскликнул:

– Включили же! Включили! А они, американцы-то, сомневались, не верили, что мы пустим гидроагрегаты, не верили, что мы включим их под нагрузку!

За 29 лет эксплуатации гидроэлектростанция выработала 564 миллиарда киловатт-часов электроэнергии. Девять раз окупились затраты на строительно-монтажные работы Усть-Илимской ГЭС.

Показать в формате для печати